Клопотання

Представників постійних мешканців общин Грубешівського і Томашівського повітів на Холмщині, адресоване Йосипу Сталіну

Серпень, 1944 року
ПЕРЕВОД С УКРАИНСКОГО

ВЕРХОВНОМУ МАРШАЛУ СССР

Иосифу Виссарионовичу ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ

От представителей постоянных жителей Общин Грубышевскогои Томашевского Уездов на Холмщине. ПРОШЕНИЕ

После первой мировой войны Версальский договор отдал на­ши вековечные украинские земли вместе с их жителями, кото­рых и до сих пор 90% являются украинцами православной ве­ры – Польше.

Двадцать лет своего существования Польша всеми средствами старалась уничтожить нас как народ, то ли запрещая пользо­ваться нашим родным языком, то ли забирая то последнее, что сохраняло нас при вере и нации, уничтожая наши провославные церкви. Год 1938 был годом генерального наступления шляхет­ской Польши на наш народ. До 200 православных церквей было уничтожено на нашей холмской земле. Для нас с начала сущес­твования польской державы были наглухо заперты двери всех правительств, школ и учреждений, попасть в которые можно бы­ло только ценою измены вере, а тем самым и нации, ибо в шляхетской Польше был принят тезис, что православный – это украинец, русский или белорусе, а римо-католик – поляк.

На наши земли, на порцелеванные поляками имения, поли­тые исключительно потом и кровью наших предков украинцев, – нам присылали поляков, осадников, а чтобы получить хотя бы один гектар земли украинцу, – нужно было тоже самое, что и для того, чтобы получить место при правительстве – т. е. из­менить вере и изменить нации.

Год 1939 принес было нам надежду, что наши муки кончи­лись, радовались мы очень, когда через наши земли промарши­ровала Великая победоносная Красная Армия, тем печальнее были наши разочарования, когда наши земли снова попали в не­волю, на этот раз швабскую. Смело можно сказать, что эти 5 лет швабской неволи – были самыми тяжелыми для наших зе­мель и людей. Молодежь нашу швабы вывезли на работу к се­бе, в селах остались старики и дети, которых швабская власть отдала в руки польских националистов, которые для лучшего проведения своих планов переписалися на «Фольксдойче», заня­ли посты швабской жандармерией и мучили наших людей.

Есть села, как например: Новоселки, Лащив, Стеняти, Клю­чин, Тарноватка, Недежив, Тыпин, Городыславичи, Морятин и др. в которых этими жандарами расстреляно более 60 человек лишь за то, что во время пребывания на наших землях в 1939 году Красной Армии, они были избраны в милицию.

Есть села, как например: Риплин, Посадив, Василев, Ново­селки, Жабче, Зимко, Шлятин, Добужек, Ратичов, Морятин, Тыпий и др., в которых жандармами расстреляно более 200 че­ловек за то, что прятали пленных красноармейцев, оказывали им необходимую помощь, помогали им перебраться через гра­ницу, в отдельных случаях хоронили по христианскому осво­божденных из лагерей пленных, которые по дороге домой – умирали в наших селах.

Есть у нас священники, как о. Гурейчук из с. Виторож на Пидляше и о. Трофимович из с. Бусьно на Грубешивщине, ко­торые были расстреляны швабскими жандармами за их заботы о пленных красноармейцах, которым нужно было помочь пере­браться через границу.

Когда польским националистам показалось этого мало, с 1943 года террорестические боевки польских националистов с согласия своих братьев «Фольксдойче» – швабских жан­дармов, начали уничтожение наших передовых людей. Таким способом было убито сотни лучших сынов. Мы терпели и с нашей стороны не было ни одного факта ответа полякам.

Год 1944 принес нам еще большую трагедию. Польские террорестические боевки, которым уже было мало отдель­ных актов – начали формальную войну с нашим населением и нашими селами. Банды поляков ночью окружали наши села, до тла сжигали наши дома и уничтожали всех наших людей, кто только попадался. Так, целиком до тла сожжено селение Сагринь, где уничтожено свыше 770 человек, Турковичи – 600 человек, Мирче – 160 чел., Новоселки – 120 чел., Лиски – 80 чел., Стонятин – 63 чел., Телятин – 35 чел. и много, много других деревень и селений. Унич­тожались не только мужчины, а и женщины, дети и старики.

Всего сожжено более 150 сел и уничтожено до 15 000 ч. Первыми погибли от огня люди Грубышевского и Томашевского уездов. Приемы уничтожения превосходят все понятия о человечности и превосходят все уничтожения, испытанные во времена нашествия Татарской орды Людям выбивали глаза, женщинам отрезали груди и распаривали животы, детей руби­ли топорами. На все это имеем »    » ввиде снимков трупов, которые при этом прилагаем.

Слышим мы, что на наших землях снова должна быть поль­ская держава. Можем ли мы спокойно воспринять эту весть и с ней согласиться. Нас не убивали поляки из Варшавы или из Кракова, нас убивали и жгли наши села – наши соседи – осадники, переселенные на наши прадедовские земли. Можем ли мы, господа, быть их близкими соседями, можем ли мы забыть нанесенные нам обиды?

Покорно, горячо, коленно-приклоненно и твердо просим те­бя, Отец – Маршал товарищ СТАЛИН, освободи нас из новой неволи и присоедини нас с нашими землями, от века украин­скими Холмскими землями к материнской украинской земле СССР.

Клянемся, что в нас будешь иметь верных и послушных сынов СССР.

УПОЛНОМОЧЕННЫЕ ОТ ОБЩИН ГРУБИШЕВСКОГО И ТОМАШЕВСКОГО УЕЗДОВ ХОЛМЩИНЫ.

Августа 1944 г.    Подписи:

Холмщина.